Главная » В мире » Витамины: с чего мы взяли, что нам нужны пищевые добавки.

Витамины: с чего мы взяли, что нам нужны пищевые добавки.

Диетологи утверждают, что самый обычный рацион обеспечивает человека всеми необходимыми питательными веществами. Однако представители различных медицинских компаний, жонглируя захватывающими фактами, доказывают, что продукты не настолько богаты витаминами и мы должны дополнительно принимать всякие витаминно-минеральные комплексы и пищевые добавки. К счастью, было проведено достаточно много качественных научных исследований, что позволяет быстро разрешить это противоречие.

10 октября 2011 года исследователи Университета Миннесоты обнаружили, что женщины, которые принимали мультивитамины, умирали чаще, чем не принимающие витамины. Двумя днями позже исследователи из клиники Кливленда обнаружили, что мужчины, принимавшие витамин Е, имели повышенный риск развития рака простаты. «Неделя оказалась непростой для витаминов», — как выразилась Керри Гэнн на ABC News.

На самом деле, это не было таким уж открытием. Семь проведенных ранее исследований показали, что прием витаминов увеличивает риск рака и заболеваний сердечно-сосудистой системы, а также сокращает срок жизни. Тем не менее, в 2012 году в Америке по-прежнему более чем половина населения продолжает регулярно принимать витамины в форме различных добавок. Немногие знают, что своим увлечением витаминами они обязаны одному-единственному человеку, который одновременно был настолько гениален, что получил две Нобелевские премии, но настолько заблуждался, что мог бы заодно получить премию Мирового шарлатана.

Лайнус Полинг

В 1931 году Журнал Американского химического сообщества опубликовал работу Лайнуса Полинга [Linus Pauling] под названием «Природа химической связи». До этого химикам было известно два типа химических связей: ионная — когда один атом отдает электрон другому атому, и ковалентная — когда два атома имеют общую электронную пару. Полинг считал, что все далеко не так просто: совместное обладание электронами — это нечто среднее между ионной и ковалентной связью. По сути, идея Полинга представляла собой смесь квантовой физики и химии. Она оказалась настолько революционной для науки, что когда редактор журнала получил его рукопись, он не мог найти достаточно квалифицированного специалиста для написания рецензии на нее. Когда Альберта Эйнштейна спросили, что он думает о работе Полинга, он пожал плечами и ответил: «Слишком сложно, я не понял».

За эту работу Полинг был удостоен премии Ленгмюра как наиболее выдающийся молодой химик в Соединенных штатах, стал самым молодым членом Национальной академии наук, получил степень профессора в Калифорнийском техническом институте и стал лауреатом Нобелевской премии в области химии. На тот момент ему было всего тридцать лет.

В 1949 году Полинг опубликовал в Science работу под названием «Серповидноклеточная анемия, молекулярное заболевание» [Sickle Cell Anemia, a Molecular Disease]. В те времена ученым было известно, что гемоглобин (белок крови, переносящий кислород) образует кристаллы в венах людей, страдающих серповидноклеточной анемией, что приводит к боли в суставах, образованию тромбов и, в конечном итоге, смерти. Но им не была известна причина. Именно Полинг впервые обнаружил, что гемоглобин серповидных эритроцитов имел немного иное значение электрического заряда, что разительно влияло на его взаимодействие с кислородом. Его открытие дало рождение молекулярной биологии.

В 1951 году Полинг опубликовал работу под названием «Структура белков» в Сборнике Национальной академии наук. Ученым было известно, что белки состоят из цепочек аминокислот. Полинг предположил, что белки также обладают вторичной структурой, которая определяется порядком их наложения друг на друга. Одну из форм конфигурации он назвал альфа-спираль, именно ее позже использовали Джеймс Уотсон и Френсис Крик для объяснения структуры ДНК.

В 1961 году Полинг собрал образцы крови у горилл, шимпанзе и других обезьян зоопарка Сан-Диего. Его интересовало, можно ли использовать мутации гемоглобина в качестве эволюционных часов. Полинг доказал, что люди произошли от горилл около 11 миллионов лет назад, значительно раньше, чем предполагали ученые. Один из его коллег позднее отметил: «Одним махом он объединил палеонтологию, эволюционную биологию и молекулярную биологию».

Достижения Полинга не ограничивались одной лишь наукой. Начиная с 1950-х годов и следующие 40 лет, он был самым известным в мире борцом за мир. Полинг выступал против интернирования американцев японского происхождения во время Второй мировой войны, отклонил предложение Роберта Оппенгеймера работать над проектом Манхеттен, отказался присягать на верность сенатору Джосефу Маккарти, выступал против распространения ядерного оружия, вступал в публичные споры с такими известными сторонниками использования ядерной мощи, как Эдвард Теллер, принуждал правительство признать, что ядерный взрыв может негативно влиять на гены людей, убедил других Нобелевских лауреатов выступить против войны во Вьетнаме, а также написал бестселлер под названием «Нет войне!» [No More War!]. Усилия Полинга привели к заключению Договора о запрещении испытаний ядерного оружия. В 1962 году он получил Нобелевскую премию мира и стал первым человеком, получившим две персональные Нобелевские премии.

Помимо того что он был выбран в Национальную академию наук, дважды стал лауреатом Нобелевской премии, был награжден Национальной медалью наук, а Медаль за заслуги ему вручал сам президент Соединенных штатов, Полинг получил почетные звания от Кембриджского университета, Лондонского университета и Парижского университета. В 1961 году он появился на обложке выпуска «Человек года» журнала «Тайм», который называл его одним из величайших ученых за всю историю человечества.

Затем все труды, тяготы и упорство, которые сделали Лайнуса Полинга легендой, вдруг исчезли. Один из его коллег сказал, что «его падение было великим, как и любая классическая трагедия».

Март 1966-го года оказался поворотным моментом в жизни Полинга, которому в то время было уже 65 лет. Он только-только получил Медаль Карла Нойберга. Полинг вспоминал: «Во время одной беседы в Нью-Йорке я говорил о том, сколько удовольствия я получаю от чтения об открытиях, сделанных учеными в различных исследованиях природы мира, и добавил, что я хотел бы прожить еще лет двадцать пять, чтобы продлить свое удовольствие. Когда я вернулся в Калифорнию, я получил письмо от одного биохимика, Ирвина Стоуна, который также участвовал в этой беседе. Он написал мне, что если я последую его совету и буду принимать 3000 мг витамина С, то смогу прожить минимум лет на 25 дольше.». Стоун, сам называвший себя доктор Стоун, два года изучал химию в колледже. Позднее он получил почетную степень от Колледжа хиропрактики Лос-Анджелеса и степень доктора медицины от Университета Донсбаха, неаккрредитованного учреждения заочного образования на юге Калифорнии.

Полинг последовал совету Стоуна. Он отметил, что «стал чувствовать себя бодрее и здоровее». «В частности, — заметил он, — я перестал болеть простудами, от которых страдал по нескольку раз в год всю свою жизнь. Через несколько лет я увеличил дозу витамина С в десять раз, затем — в двадцать, а потом и вовсе в 300 раз по сравнению рекомендованной суточной нормой: теперь я принимаю 18000 мг ежедневно».

Начиная с этого дня, люди будут помнить Лайнуса Полинга благодаря одной вещи: витамину С.

В 1970 г Полинг опубликовал свою книгу «Витамин С и простуда» [Vitamin C and the Common Cold], в которой он призывает своих читателей принимать 3000 мг витамина С ежедневно (что почти в 50 раз превышает рекомендованную суточную дозу). Полингу казалось, что простуда исчезнет навсегда. «На то чтобы простуда полностью перестала существовать, уйдут десятки лет, — писал он, — однако я считаю, что в течение нескольких лет мы сможем полностью подчинить ее в Соединенных штатах и еще нескольких странах». Книга Полинга мгновенно стала бестселлером. В 1971 и 1973 она вышла в мягкой обложке, а тремя годами позже было опубликовано расширенное издание «Витамин С, простуда и грипп» [Vitamin C, the Common Cold and the Flu], в которой автор обещал предотвратить ожидаемую эпидемию свиного гриппа. Продажи витамина С выросли в два, в три, а затем и в четыре раза (похожая история с «Арбидолом» и его активным лоббированием по ТВ — прим. переводчика). Аптеки не успевали удовлетворять растущий спрос. К середине 1970-х годов 50 миллионов американцев выполняли совет Полинга. Производители витаминов окрестили это «эффектом Лайнуса Полинга».

Ученые же не разделяли всеобщего восторга. 14 декабря 1942 года, за тридцать лет до выхода первой книги Полинга, в Журнале Американской медицинской ассоциации была опубликована работа Дональда Кована, Гарольда Дила и Эйба Бейкера [Donald Cowan, Harold Diehl, and Abe Baker]из Университета Миннесоты под заголовком «Витамины для профилактики простудных заболеваний» [Vitamins for the Prevention of Colds.], в которой авторы пришли к следующему выводу: «В условиях данного контролируемого исследования, в рамках которого было изучено 980 случаев заболевания простудой … нет доказательств, что прием витамина С, антигистаминного препарата или сочетания витамина С и антигистаминного препарата оказало какой-либо значительный эффект на длительность или выраженность симптомов заболеваний верхнего дыхательного тракта».

За этим исследованием последовали другие. После заявления Полинга исследователи из Университета штата Мэриленд на протяжении трех недель давали 11 добровольцам 3000 мг витамина С ежедневно, а еще 10 испытуемым выдавали по таблетке плацебо. После этого они заразили всех добровольцев вирусом простуды: симптомы развились абсолютно у всех и длились одинаково. В исследовании, проводимым Университетом Торонто, приняло участие 3500 человек: им также выдавали витамин С или плацебо. Опять-таки, витамин С никак не предотвратил заболевание простудой, даже у тех, кто принимал по 2000 мг в день. В 2002 году исследователи из Нидерландов назначили более чем 600 добровольцам прием мультивитаминов или плацебо. И снова никакой разницы. Не менее 15 исследований подтвердили, что витамин С не помогает вылечить простуду. Следовательно, Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США, Американская педиатрическая академия, Американская медицинская ассоциация, Американская диетическая ассоциация, Центр человеческого питания при Медицинской школе Блумберга имени Джона Хопкинса, Министерство здравоохранения и социальных служб США не рекомендуют прием витамина С в качестве профилактики простудных заболеваний.

Несмотря на то что проведенные после исследования доказывали ошибочность выводов Полинга, он отказывался верить результатам этих исследований, продолжая навязывать употребление витамина С в своих выступлениях, статьях и книгах. Однажды он появился перед представителями СМИ, явно простуженный насквозь, заявив при этом, что страдает аллергией.

куча витами

После этого Лайнус Полинг решил увеличить ставки. Он заявил, что витамин С — помимо профилактики простуд — способен излечить рак.

В 1971 году Полинг получил письмо, направленное ему Эваном Кэмероном [Ewan Cameron], хирурга из маленькой больницы возле Глазго, Шотландия. Кэмерон написал, что раковые больные, получавшие по 10 мг витамина С в день, показывали лучшие результаты. Полинг был в восторге. Он решил опубликовать данные, полученные Кэмероном, в Сборнике Национальной академии наук (PNAS). Полинг думал, что, раз он является членом Академии наук, то может публиковать в Сборнике все, что ему вздумается. За последние полвека только три работы были отвергнуты членами Академии, однако же работа Полинга не была допущена к публикации, что подмочило его репутацию в мире науки. Позднее его работа все же была опубликована в журнале «Онкология» для специалистов по лечению рака. Когда исследователи проводили оценку данных, была найдена ошибка: раковые больные, которым Кэмерон прописал витамин С, изначально имели лучшее состояние, поэтому и быстрее шли на поправку. После этого ученые уже не могли серьезно относиться к заявлениям Полинга о пользе витаминов.

Однако Лайнус Полинг все еще имел влияние на СМИ. В 1971 году он заявил, что витамин С на 10% уменьшает количество смертей от раковых заболеваний. В 1977 году он стал еще смелее. «На настоящий момент, по моим оценкам, только прием витамина С может на 75 процентов снизить смертность, а прием других пищевых добавок может даже увеличить этот результат», — писал он. Полинг полагал, что благодаря страху смерти от рака американцы будут жить дольше и лучше. Он заявил: «Продолжительность жизни, в среднем, будет составлять от 100 до 110 лет, а скоро максимальный возраст будет около 150 лет».

Теперь у раковых больных появилась надежда. Желая принять участие в чудесном излечении от Полинга, они заставляли своих докторов выписывать им огромное количество витамина С. «Целых семь или восемь лет, нас буквально заваливали просьбами о назначении высокой дозировки витамина С, — вспоминает Джон Марис, заведующий онкологическим отделением и глава Центра исследования детского рака в детской больнице Филадельфии. — Противостоять этому было трудно, они спрашивали меня: «Доктор, а у вас есть Нобелевская премия?».

Ошарашенные исследователи онкологических заболеваний решили проверить теорию Полинга на практике. Чарльз Мортель [Charles Moertel] из Клиники Майо проверил 150 раковых больных: половина из них получала витамин С ежедневно, второй половине витамин не давали. Между двумя группами никакой разницы в симптомах или смертности выявлено не было, из чего Мортель сделал следующий вывод: «Мы не можем подтвердить какой-либо положительный терапевтический эффект от приема большой дозы витамина С». Полинг был в ярости. Он написал гневное письмо в Медицинский журнал Новой Англии, опубликовавший данное исследование, в котором он объяснял, что Мортель все неправильно понял: не было никаких шансов на эффект от витамина С, ведь в исследовании участвовали больные, которые прошли курс химиотерапии, а Полинг якобы заявлял, что витамин С помогает излечить больных, которые химиотерапии ранее не подвергались.

Мортель был вынужден провести второе исследование, однако получил такой же результат. Мортель заключил: «Среди пациентов, имеющих измеримые проявления болезни, ни один не продемонстрировал объективное улучшение, из чего можно сделать вывод, что терапия высокими дозами витамина С неэффективна в случае прогрессирующей злокачественной опухоли вне зависимости от прохождения пациентом курса химиотерапии ранее». Для большинства докторов борьба на этом была бы закончена. Но не для Лайнуса Полинга. Он не привык чтобы ему противоречили. Кэмерон заметил: «Никогда еще я не видел его таким подавленным. Все это кажется ему личным нападением на его профессиональную честность». Исследование Мортеля казалось Полингу «фальсификацией фактов и заведомо ложными данными». Он даже обращался к юристам с намерением подать на Мортеля в суд, однако они смогли отговорить его от этого шага

Последующие исследования неизменно показывают, что витамин С не лечит рак.

Однако на этом Полинг не остановился. Он начал утверждать, что если витамин С принимать в сочетании с высокими дозами витамина А (25000 международных единиц) и витамином Е (400-1600 МЕ), а также селеном (базовый элемент) и бета-каротином (провитамин А), то он может не просто предотвратить развитие простуды и гриппа, это сочетание может излечить человека практически от любой известной болезни.
Полинг заявил, что витамины и добавки могут излечить сердечно-сосудистые заболевания, психиатрические расстройства, пневмонию, гепатит, полиомиелит, туберкулез, корь, свинку, ветряную оспу, менингит, опоясывающий лишай, герпес, герпетическую лихорадку, афтозный стоматит, папиллому, старение, аллергию, астму, артрит, диабет, отслоение сетчатки, апоплексию, язву, шок, брюшной тифа, столбняк, дизентерию, коклюш, проказу, сенную лихорадку, ожоги, переломы, раны, тепловые удары, высотную болезнь, радиационное поражение, глаукому, почечную недостаточность, грипп, расстройство мочевого пузыря, стресс, бешенство и змеиные укусы. Когда в 1970-х годах в США появился вирус СПИДа, Полинг немедленно заявил, что и от этой напасти всех спасет витамин С.

6 апреля 1993 года журнал «Тайм» вышел с обложкой с картинкой разноцветных пилюль и таблеток и заголовком «Настоящая сила витаминов: новое исследование доказывает, что они могут помочь излечить рак, сердечно-сосудистые заболевания и старение» [The Real Power of Vitamins: New research shows they may help fight cancer, heart disease, and the ravages of aging.]. Статья, написанная Анастасией Тофексис [Anastasia Toufexis], повторяла, как эхо в горах, необоснованные и опровергнутые гипотезы Полинга о чудесах мегавитаминов.
«Все больше ученых начинают подозревать, что традиционный взгляд медиков на витамины и минералы достаточно ограничен, — писала Тофексис. — Витамины, если принимать их в значительно большей дозировке, нежели существующая рекомендуемая, могут защитить вас от различных заболеваний, начиная от врожденных пороков и катаракты до сердечно-сосудистых заболеваний и рака. Кроме того, прием витаминов может отсрочить наступление старости и появление обычных признаков старения».
Тофексис также выражала свой восторг по поводу того, что «фармацевтический гигант Hoffman-La Roche настолько очарован бетакаротином, что в следующем году планирует открыть в городе Фрипорт, штат Техас, предприятие по производству этого важного вещества в объеме 350 тонн в год, что достаточно для обеспечения буквально каждого американца одной 6-граммовой витаминкой».

Национальная ассоциация пищевой продукции (NNFA), организация, лоббирующая интересы производителей витаминов, не могла нарадоваться своей удаче, ведь эта статья в Times стала «переломным моментом для отрасли». Пытаясь отделаться от FDA, NNFA разослала по экземпляру журнала каждому члену Конгресса. Выступая на отраслевой выставке NNFA позже в 1992 году, Тофексис заявила: «За 15 лет работы в „Тайм“ я написала много статей, посвященных вопросам здоровья. Но еще никогда я не получала такой отклик, как на материал про витамины. Этот выпуск журнала смели с прилавков моментально, а мы были завалены просьбами о дополнительном тираже. В продаже не осталось ни одного экземляра Times. Выпуск про витамины занял первое место по раскупаемости в этом году».

Несмотря на то что мнения Полинга не были подтверждены исследованиями, он продолжал верить, что витамины и добавки обладают определенным свойством, благодаря которому они являются панацеей. Слово, обозначающее это свойство, до сих пор помогает продавать все что угодно, от кетчупа до гранатового сока, и составляет достойную конкуренцию словам «натуральный» и «органический» в борьбе за объем продаж. Это слово «антиоксидант.»

Битва между противоокислительными (антиоксидационными) и окислительными процессами — это вечная борьба между добром и злом, которая ведется в клеточных органеллах, называемых митохондриями, которые занимаются процессом преобразования еды в энергию, требующим много кислорода (этот процесс является окислительным). В результате окисления происходит выделение свободных радикалов. Свободные радикалы — это силы зла: они пагубно влияют на ДНК, мембраны клеток и стенки артерий. Совсем неудивительно, что они приводят к старению, раку и сердечно-сосудистым заболеваниям. Для борьбы со свободными радикалами организм вырабатывает антиоксиданты (силы добра). Ими богаты фрукты и овощи, особенно, селеном, бета-каротином и витаминами А, С и Е. Исследования показывают, что люди употребляющие в пищу много фруктов и овощей, реже болеют раком и сердечно-сосудистыми заболеваниями, а также дольше живут. Логика очевидна: фрукты-овощи содержат антиоксиданты — люди, которые едят фрукты-овощи, имеют лучшее здоровье — люди, которые принимают антиоксиданты в качестве добавок, также смогут улучшить свое здоровье.

На самом деле, их здоровье хуже (однако, стоит заметить, не всегда — прим. переводчика).

В 1994 году Национальный институт рака совместно с Национальным институтом здравоохранения Финляндии провел исследование, в котором приняло участие 29000 финнов. Все они были мужчинами старше 50 лет с большим стажем курения и, следовательно, имели высокий риск рака и сердечно-сосудистых заболеваний. Одной группе испытуемых давали витамины: витамин Е и бета-каротин, второй группе не давали ничего. Результат получился однозначный: испытуемые, принимавшие витамины и добавки, умирали от рака легких или заболеваний сердечно-сосудистой системы чаще, чем непринимавшие. Совсем не тот результат, на который рассчитывали исследователи.

В 1996 году исследователи из Центра изучения рака имени Фреда Хатчинсона, г. Сиэтл, изучили 18000 людей, имеющих повышенный риск рака легких из-за влияния асбеста. Схема та же: половине — витамин Е и бета-каротин, половине — ничего. Исследователям пришлось резко прервать исследование, когда до них дошло, что принимающие витамины испытуемые умирают от сердечно-сосудистых заболеваний и рака чаще на 28% и 17%, соответственно, чем те, кто не пьет витамины.

В 2004 году исследователи из Университета Копенгагена провели обзор 14 рандомизированных исследований, в которых приняло участие более чем 170000 человек, принимавших витамины А, С, Е и бета-каротин с целью выявления, помогают ли антиоксиданты предотвратить рак желудка. В очередной раз антиоксидантам не удалось подтвердить рекламные лозунги. Авторы пришли к следующему выводу: «Нам не удалось обнаружить доказательства, что прием дополнительного количества антиоксидантов может служить профилактикой развития рака желудочно-кишечного тракта. Результат был обратным: скорее всего, их прием приводит к увеличению смертности». Изучив семь наиболее удачных исследований, авторы установили, что смертность среди принимавших витамины испытуемых была на 6% выше, чем в группах людей, не принимавших никаких добавок.

В 2005 году исследователи из Медицинской школы имени Джона Хопкинса провели оценку 19 исследований, в которых приняло участие более 136000 людей и обнаружили, что повышенный риск смертности связан с приемом витамина Е. Доктор Бенджамин Кабаллеро [Dr. Benjamin Caballero], директор Center for Human Nutrition в Медицинской школе Блумберга имени Джона Хопкинса, выразился так: «Это еще раз подтверждает то, что утверждали до нас. Никаких доказательств необходимости принятия добавок, в частности, витамина Е, не установлено. Идея о безвредности витаминов для человека явно не так проста». В том же году Журнал Американской медицинской ассоциации опубликовал результаты исследования, в котором приняло участие 9000 человек, принимавших большие дозы витамина Е с целью профилактики рака: принимающие витамины чаще имели проблемы с сердечно-сосудистой системой.

В 2007 году исследователи из Национального института рака провели осмотр 11000 мужчин: мужчины, принимавшие мультивитамины, имели риск умереть от рака простаты в два раза выше, чем мужчины, не принимавшие мультивитамины.

В 2008 году было проведено изучение всех существующих исследований, в которых приняло участие в совокупности более 230 тысяч человек. Было установлено, что люди, принимавшие антиоксиданты, имели повышенный риск рака и сердечно-сосудистых заболеваний.

10 октября 2011 года исследователи из Университета Миннесоты провели оценку состояния здоровья 39 тысяч женщин пожилого возраста и обнаружили, что женщины, принимавшие мультивитамины, магний, цинк, медь и железо умирали чаще, чем не принимавшие Они пришли к выводу: «Исходя из существующих фактов, мы не видим необходимости в повсеместном приеме биологически активных добавок».

Двумя днями позже, 12 октября 2011 года, исследователи из Клиники Кливленда опубликовали результаты своего исследования, в котором приняло участие 36000 мужчин, принимавших или витамин Е с селеном, или ничего. Риск рака простаты у принимавших витамины был на 17% выше. Стивен Ниссен, заведующий кардиологическим отделением Клиники Кливленда, прокомментировал эту публикацию так: «Идею приема витаминов навязали американцам компании по производству БАДов в целях собственной наживы. Нет и не было никаких научных доказательств необходимости их употребления». 25 октября газета Уолл Стрит Джорнал вышел с огромным заголовком, вопрошавшим «Популярности витаминов пришел конец?». Однако результаты исследований никак не повлияли на оборот продаж. В 2010 году валовый доход от производства витаминов составил 28 миллиардов долларов США, превысив показатель предыдущего года на 4,4%. «Когда выходит очередное исследование — главное, продержаться первое время, — делится секретом Джозеф Фортунато [Joseph Fortunato], исполнительный директор General Nutrition Centers. — В целом, на результаты деятельности они не влияют».

Как такое могло произойти? Как получилось, что результаты исследований подтверждают вред приема антиоксидантов, если доказано, что свободные радикалы разрушают клетки, и очевидно, что люди, питающиеся продуктами, богатыми антиоксидантами, более здоровы? Самое простое объяснение: свободные радикалы не так страшны, как их малюют. Да, установлено, что они могут повредить ДНК и оказывать негативное влияние на межклеточные мембраны, но может это не так уж и плохо. Люди нуждаются в свободных радикалах, которые убивают бактерии и новые раковые клетки. Если принимать слишком много антиоксидантов, баланс между производством радикалов и процессами разрушения смещается, что приводит к неестественному состоянию организма, когда иммунная система не способна уничтожать всех вредных нарушителей. Ученые назвали это «парадоксом антиоксидантов». В общем, какая бы ни лежала причина в его основе, факты налицо: прием высоких доз витаминов и пищевых добавок увеличивает риск сердечно-сосудистых заболеваний и рака, поэтому ни одна национальная или международная организация здравоохранения не рекомендует их принимать

В мае 1980 года Лайнус Полинг давал интервью в Университете штата Орегон. Его спросили: «Имеет ли витамин С какие-либо побочные эффекты в долгосрочной перспективе, если принимать его, например, в количестве одного грамма?». Полинг ответил кратко и исчерпывающе: «Нет».

Семью месяцами позже его жена умерла от рака желудка. Сам Полинг умер от рака простаты в 1994 году.

Витамины или натуральная пища

Источник: http://youarenotsosmart.ru/2014/03/the-vitamin-myth-why-we-think-we-need-supplements/

Оставить комментарий

Подпишитесь на наш паблик в ВК

Рейтинг@Mail.ru